Михаил Койнов (mkoinov) wrote,
Михаил Койнов
mkoinov

Девятое мая в городе Короча

Выдержав небольшую паузу после того момента, когда вся френд-лента ЖЖ перекипела постами про праздничные парады и салюты, я решил написать свои впечатления от праздника. Нет, я не буду рассуждать на тему того, что Медведев смотрел парад сидя, а во Львове вообще творился ад. Я просто хочу поделиться впечатлениями о том, как впервые попал на праздничный салют в маленьком городе Короча.

Девятого мая я решил съездить в гости к родителям. Они живут в 15-ти километрах от Корочи, маленького провинциального городка в самом сердце Белгородской области. На автобусе добраться до Корочи из Белгорода можно за час. В этом плане Короча - довольно уникальный город. Она расположена в 60 километрах от Белгорода. В 60-ти от Шебекино. В 50-ти от Нового Оскола и в 70-ти от Губкина. Корочу действительно можно назвать самым центральным городом Белгородчины - сюда, как и в Рим, ведет большинство дорог. Да и каких дорог! - одна из крупнейших артерий области, трасса Белгород - Губкин - Старый Оскол - автомагистраль, по две полосы в каждом направлении - аккурат посередине примыкает к городу Короча.

В этом кроется еще одна уникальность Корочи, осознать которую я не в силах до сих пор. Основанный в 1637 году, на сорок лет позже Белгорода, город Короча уже к 1861 году имел население порядка шести тысяч человек. Белгород, к слову сказать, в том же году насчитывал 11 852 души. Семь с половиной тысяч душ было в Старом Осколе, а в Новом так и подавно еле насобирали тысячу. Периферийные Грайворон и Бирюч дотягивали почти до четырех. К чему эта вся математика? Дело в том, что спустя 150 лет население Корочи составляет всё те же шесть тысяч! В тридцать раз вырос Белгород, в сорок - Новый Оскол, подтянулись раза в два даже окраинные Бирюч и Грайворон, а Короча, словно заколдованный город, остается тихой и маленькой провинцией в самом сердце Белгородской области. Никакие плюсы экономико-географического расположения не могут сломить провинциальную захолустность этого неприметного городка.

Я приехал в Корочу в два часа дня, и, так как на предыдущий автобус, который мог отвезти меня в село, я опоздал, а самый последний рейс в ту сторону отправлялся с автостанции в пять часов, я решил прогуляться по городу - благо, погода и фотоаппарат этому располагали. Тем более, в этот день у Корочи было три неоспоримых плюса - сочная зелень деревьев, яркое голубое небо и множество праздничных флажков. Возможно, это единственный день в году, когда сюда можно приехать и остаться довольным увиденным.

Весь город расположен на склоне холма, и мне предстояло спуститься сверху вниз, порядка трех километров, в сторону шебекинской трассы. На самой вершине, откуда начался мой маршрут, расположены автовокзал и городской стадион. Стадион достаточно большой и ухоженный. Сейчас здесь играет в футбол и баскетбол местная молодежь, иногда проходят районные соревнования. Летом же 1942 года именно на этом месте располагался временный немецкий лагерь, в котором содержались пленные солдаты и офицеры. Об этом гласит надпись на камне, расположенном прямо у входа на стадион.

Вообще, если говорить о теме Великой отечественной войны, то стоит сказать, что немцы дошли сюда быстро. Уже в июле они вошли в Корочу, и были здесь вплоть до февраля 1943-го. И без того маленький город после ухода на фронт мужского населения практически опустел. Без малого сотню человек повесили за то, что те помогали партизанам, и еще несколько сотен угнали в немецкое рабство. В маленьком городе многое напоминает о той войне.

Центральная улица, которая тянется вниз от стадиона до главной площади города и далее идет на Новый Оскол, уютная и красивая. По другую сторону от стадиона начинается район богатых частных новостроек - это корочанская "Красная площадь" - именно так называется расположенная здесь улица, давшая название всему микрорайону. Когда однажды я поинтересовался у местного таксиста, на какие деньги жители Корочи строят такие дома, он пояснил мне, что очень многие живут здесь, а работают в Белгороде. "На хорошей машине тут полчаса лёту, оно в Белгороде, бывает, дольше в пробках стоишь" - пояснил он мне.



Стоит отметить, что днём городок можно назвать мёртвым. Пусто на улицах, пусто на тротуарах, мало машин, мало людей - и это даже не смотря на праздничный день. Я спокойно выходил на главную дорогу города и фотографировал понравившиеся мне виды. Людей не стало больше даже когда я подошел практически к центру города. После Белгорода здесь тихо, непривычно тихо. Я решил свернуть с центральной улицы и прогуляться к городскому парку.



Городской парк в Короче носит имя Гая. Был такой исторический персонаж, Гая Дмитриевич Гай - советский военачальник, армянин по национальности, прошедший Первую мировую, а затем и гражданскую (под флагом Советского Союза), за что и был в 1937 году приговорён Военным трибуналом Верховного Суда СССР к расстрелу. К сожалению, не имею представления, каким именно образом имя бравого советского воина было увековечено в истории города Короча, но обязательно поделюсь с вами, когда проясню для себя этот момент. В центральном парке находится аллея славы героев-корочанцев и памятник погибшим воинам.



Раньше, кстати, у входа в парк на месте пушки стоял бюст того самого Гая. Одно время его искалечили вандалы, бюст убрали, да так и не вернули на своё место. Несколько лет назад парк благоустроили, выпилили множество старых деревьев, проложили дорожки, высадили газон. Городской рынок, располагавшийся прямо у входа в парк, перенесли несколько ниже.



В парке было всё так же пусто, как и на всех улицах Корочи. Правда, мне попались навстречу двое молодых парней. Глядя на меня, они весело перешептывались на тему того, что есть прекрасная возможность разжиться хорошим фотоаппаратом. Я люблю людей с чувством юмора. Левее центральной аллеи есть еще один монумент - памятные плиты с именами героев, отдавших свои жизни за освобождение корочанского района. Всего в боях за район погибло около пяти тысяч человек.





Дело было к пяти часам, и я направился в сторону автобусной остановки, что расположена возле центральной площади. Это и оказалось моей роковой ошибкой. Подъезды к площади по старой русской традиции перекрыли грузовиками, а это означало, что последний автобус в село пустили по другой улице. Ничего не оставалось, как пройтись пешком. К слову стоит отметить, что в Короче есть такси, но мне всегда необъяснимо жалко отдавать 250 рублей за оставшиеся 12 километров пути. Единственное, что омрачало мой путь - это практически разрядившийся фотоаппарат. Благодаря ему вы не увидите новый парк, который разбивают на реке Короча и еще один парк, который сделали в соседнем с Корочей селе под названием Бехтеевка. Если вновь вставить свои гневные пять копеек в эту милую оду о провинциальном городе, то хочется спросить у неведомого собеседника - зачем, зачем столько парков? В этих парках нет людей. В этом городе нет людей! В этом городе нет заводов и фабрик, но есть множество парков.

Бехтеевка, кстати. Большое-большое село, расположенное у подножия холма, на котором стоит славный город Короча. Когда Короча была одной из крепостей Белгородской засечной черты, слобода Бехтеева была под её надзором. Когда спускаешься сюда "сверху", из Корочи, попадаешь на перекресток. Налево - Чернянка, 50км. Прямо - Новый Оскол, 50 км. А направо - Шебекино. Те же пятьдесят. Мне тоже направо, только двенадцать. Первые километра три пути тянется Бехтеевка. Я заходил в каждый попадавшийся на пути магазин за мороженым. Останавливать попутки практически бесполезно - все крутят пальцами, мол, местные. Дойдя до конца села, я еще минут 15 стоял, размахивая рукой перед редко проезжавшими машинами. Однако, эти даже не крутили пальцами. Правильно, я бы тоже не подобрал подозрительного парня с фотоаппаратом и мороженым. Не для того наши деды воевали, чтобы мы тут все братались. Человек человеку WOW, это еще черт знает кто там говорил.

В общем, я не стал портить себе настроение, размышляя о чертах русского человека, и пошел пешком дальше. Да вру я, конечно же стал! Всю дорогу шел и только об этом и думал. Но моё обостренное, непонятно чем вдохновляемое чувство любви к Родине, не дает мне права плохо рассуждать об этой самой Родине. Когда на моем счетчике было десять километров, началось еще одно село, и громкий возглас "Миша!" прогнал прочь мои негативные мысли. В саду, возле своего дома, варил на костре кашу мой школьный учитель географии со своей семьей. Я с удовольствием принял предложение к ним присоединиться. Учитель географии - это тот человек, который в своё время открыл во мне призвание "географа". Открыл случайно, забивая брешь в отчетах - меня, восьмиклассника, отправили на районную олимпиаду за девятый. Но именно с его легкой руки я дошел и до областных, и до Всероссийской, и до геофака БелГУ, где, собственно, талант "географа" я и зарыл, о чем нисколько не жалею. Ну да будет, эта история достойна отдельной повести.

Посидев за тарелкой каши и шашлыка, я отправился дальше. Оставалось еще пять километров. Однако здесь мне попалось то, что заставило усердно тереть батарейку фотоаппарата. В самом центре села, рядом с памятником павшим в ВОВ героям, стоял прекрасно стилизованный под послевоенное время Дом Культуры. Товарищи, ну это уже издевательство! Деньги, что ли, девать некуда? Сколько вот времени и средств ушло на то, чтобы так грамотно отодрать штукатурку, разобрать асфальт, окна пластиковые заменить на рассохшееся дерево? Еще бы танк старый пригнали и подперли им стену.



"9 мая: Спасибо вам за мирное небо!" - гласила надпись на Доме Культуры. И флаг. Уверен, что те полторы сотни жителей села, чьи имена написаны у памятника, увидев бы трофейный БМВ у сына главы районной администрации своё село спустя десятилетие после Победы с гордостью бы осознали, что погибали не зря.

А вообще, если честно, есть вот такое выражение "Не вписались в рынок", Чубайс в своё время сказал. И вот когда выезжаешь из более-менее крупного городка с парками и плиточкой в поселки поменьше, то понимаешь - львиная доля территории страны в этот рынок не вписана. Васильки да ромашки... Но не об этом сейчас. Когда я дошел до своих родителей, то успел лишь поставить фотоаппарат на зарядку, да немножко поговорить. Меня позвали посмотреть праздничный салют в Короче. И где-то без пятнадцати десять я вновь отправился в Корочу. На этот раз на машине.



Вечером в Короче было многолюдно. Казалось, все шесть тысяч его жителей разом вышли на улицы. Но, как выяснилось позже, здесь собрались люди со всего района. Встретил много своих знакомых, старых и не очень. Центральная площадь была заполнена вся. Играла музыка, - прислушавшись, я различил надрывное "Let my people go" в исполнении новоявленного Армстронга местного разлива. Хотел было и тут повозмущаться, но... праздник же у народа. Накормили их уже, наверное, патриотизмом и любовью к родине, хочется уже просто выпить и потанцевать. (Да и как узнал я сейчас, песня эта вообще годная, духовно безопасная. Так что успокойся, вечно недовольный!) В Короче, возвращаясь к теме, есть даже карусели. По праздникам они работают.



Салют. Салют был! По ушам бы надавал этим заевшимся эстетам, сидящим в ЖЖ и рассуждающим "Дааа, а вот в Москве (Белгороде, Урюпинске) в этом году салют был не торт...". Салют - это символ праздника. Как он может быть "плохим"?! Это как "дааа, гвоздики в этом году не такие красные". Ну опять же, это лично моё мнение. Салют в Короче был. Детям нравилось. Для меня же было просто необычно смотреть на этот праздник с иного, чем обычно, ракурса. Я первый раз в своей жизни попал на девятое мая в этот маленький город.


Subscribe
Comments for this post were disabled by the author