Михаил Койнов (mkoinov) wrote,
Михаил Койнов
mkoinov

Трасса М-29 «Кавказ»

Пришло время рассказать о том, как мы с Наташей ездили в Чеченскую республику. Понемногу разбираю фотоархивы, и решил последовательно рассказывать о всех наблюдениях из поездки. Поэтому первая запись будет об автомобильной трассе «Кавказ», которая отходит от М-4 в районе станицы Павловская.



Я очень мало путешествовал на машине по России. Практически все поездки за пределами Белгородской области ограничивались трассой М-4 (от Москвы до Краснодара). Я из тех, кто верит в стереотипы о «плохих дорогах» в нашей стране, и поэтому стараюсь избегать поездок по ним. Но в Чечню мы твердо решили ехать именно на машине. Половина пути (до Ростова-на-Дону) обещала быть ожидаемо хорошей, а вот о дороге по «Кавказу» я каких-либо однозначных отзывов в сети не нашел. Поэтому, морально настроившись на плохую дорогу, мы отправились в путь.



1. Спустя несколько километров после съезда с М-4 трасса начала оправдывать мои ожидания, сузившись до двух полос с весьма неоднородным покрытием. Навигатор показывал 700 с лишним километров до пункта назначения, и я слегка приуныл. Однако в какой-то момент нам повезло промчавшийся с включенными мигалками кортеж из семи полицейских машин прижал вереницу бесконечных большегрузов к обочине и мы смогли проскочить их.



2. Однако радость была недолгой в скором времени стали попадаться участки с ремонтными работами, и вот тогда я совсем приуныл. Где-то под Тихорецком скорость потока вообще снизилась до 20-ти километров в час, а потом всё движение переместилось на обочину. «Если так и дальше пойдет, то я развернусь и повезу тебя в Крым!» заявил я Наташе. Но, к счастью, моё терпение оказалось дольше, чем узкая полоса М-29, и уже на въезде в Новокубанский район перед нами открылось асфальтовое море широкая полоса свежего асфальта с разделенными потоками движения. Итого, «нехорошими» оказались лишь первые 90 километров федеральной автодороги «Кавказ».



3. Дальше, до Минеральных Вод, нас ждала весьма неплохая дорога. Много свежих участков, практически на всём протяжении по две полосы в каждом направлении. Подъезжаем к Минводам:



4. Настроение улучшалось вместе с качеством покрытия, а стереотип о «плохих российских дорогах» оставался позади. С какого-то момента у нас даже началось восхищение масштабами дорожного строительства. Свежие карты «Навитела», загруженные за два дня до поездки, не всегда могли правильно указать маршрут. Иногда навигатор показывал, что мы едем по полю, хотя на практике это поле уже представляло собой хороший участок магистрали. Где-то после Минвод мы попали на первый из участков с разрешенной максимальной скоростью в 110 км/час. Их попадется еще несколько на нашем пути.



Огорчение вызвал участок М-29, протяженностью около сотни километров, пролегающий по территории Кабардино-Балкарии. И расстроил он не столько качеством дорожного покрытия, сколько пасущимися за каждым кустом оборотнями в погонах. В Кабардино-Балкарии трасса «Кавказ» состоит из трех полос (очевидно, на полноценной четвертой было решено сэкономить). Они перемежаются то две полосы для нашей стороны, то две для встречной. То есть средняя полоса это такие карманы для обгонов, возможность проскочить скопившуюся впереди тебя вереницу фур. На одном из таких отрезков я и попался увидев по привычке впереди расширение, я вышел на обгон, но уже завершая маневр, осознал, что это была полоса для поворота налево. Нырнув с неё в правый ряд я уже через пару сотен метров был остановлен счастливыми мужиками с полосатой палкой, собравшую на обочине внушительную колонну таких же «залетчиков», как я.

Здесь мне первый раз в своей российской практике пришлось давать взятку. На полном серьезе почти за пять лет водительского стажа с меня никто не требовал взятки, я думал, что у нас этим в стране уже и не промышляют. Ага, как же! Местные гайцы обучили меня всем основам вымогательства, и я, не желая тратить время, откупился.

К слову, на обратной дороге домой нас тоже поймали именно в Кабардино-Балкарии! Причем, поняв то, что в знании законов я подкован, и сорвать куш за якобы имевшее место «нарушение» не получится, местный мент (язык не поворачивается назвать этих мошенников «полицейскими») докопался до моих непогашенных штрафов и предложил поехать на штрафстоянку. В итоге, сбив его первоначальный ценник в три раза, я таки заплатил и уехал.

В общем, ничего не знаю про Кабардино-Балкарию, но теперь с ней устойчиво неприятные ассоциации. Поэтому никаких фоток. Расчехлили фотоаппарат мы только на подъезде к Северной Осетии.



6. В Осетии дороги тоже очень активно реконструируют. Много свежих участков, много строящихся.



7. Правда, после моста через Терек есть участок километров в тридцать (на глаз), который состоит лишь из двух полос. Там скапливается хорошая такая вериница из фур. Почему-то у нас практически нет фотографий с плохих участков, желание фотографировать вызывали только новенькие отрезки автомагистрали.



8. Например, такие. Где-то на подъездах к Беслану построено такое количество новых развязок, что о них не знал даже «Навител».



9. Еще мне понравилось, что на многих участках «Кавказа» применяют бетонные заграждения для разделительных полос. Это очень правильно, жаль, что подобного опыта не практикуют в нашей области.



10. Километрах в десяти от Беслана по трассе М-29 находится крупный блокпост. Проехав его, мы постепенно стали замечать, что в окружающем пейзаже что-то изменилось, но долго не могли понять, что именно... Оказалось, между Северной Осетией и Ингушетией нет какой-то четко обозначенной границы, не стоит и заметных табличек, оповещающих об этом. Но контраст между православной Осетией и мусульманской Ингушетией заметен во многом в архитектуре построек, в одежде и внешнем виде местных жителей.



11. Вдоль Назрани дорога тянется узкой полоской, на которой нередко можно встретить «непробиваемых» в своём спокойствии коров. Еще одна из интересных местных особенностей придорожные столбы, на всем протяжении пути раскрашенные в цвета ингушского и российского флагов.



12. Со временем мы выезжаем на новый участок дороги. «О, наверное мы уже в Чечне» шутим с Наташей. Однако это еще Ингушская республика. Четкой границы между Чечней и Ингушетией тоже не замечено.



13. Когда не остается сомнений, что мы въехали в Чечню, дорога становится идеальной. Хороший автобан с разрешенными 110 километрами в час радует нас довольно долго.



14. На подъездах к Грозному, правда, дорога вновь сужается до двухполосной. Здесь, кстати, подовляющее большинство старается соблюдать скоростной режим, а на перекрестках несколько раз встречались экипажи ДПС. Но мы уже почти приехали и никуда не спешим.



15. Подъезжаем к Грозному. Здесь М-29 продолжает идти прямо, в сторону Дагестана. Мы же скоро свернем левее.



16. Последние несколько километров до городской черты.



17. На нереконструированных участках работы идут полным ходом.



18. Вот мы и в Грозном. 770 километров по М-29, из которых большая часть хорошая и очень хорошая дорога. Страхи мои об «одной из главных российских бед» на трассе «Кавказ» были напрасны. Уверен, что в ближайшие несколько лет проблемные участки тоже расширят, положат новый асфальт, где надо, и эта федеральная автотрасса будет не хуже М-4. Со взяточничеством на отдельных участках еще бы разобраться...



Ну а про Грозный и Чечню, местные дороги и нравы, я расскажу в следующий раз. Кстати, можете в комментариях задавать интересующие вас вопросы насчет Чеченской республики, постараюсь рассказать с учетом личного опыта.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author