Михаил Койнов (mkoinov) wrote,
Михаил Койнов
mkoinov

Зачем Макдоналдс портит отношения с нашим регионом?

Макдональдс с большим трудом заходил в Белгородскую область. Евгений Степанович Савченко (наш губернатор), по распространенным слухам, долгое время противился появлению этой сети на Белгородчине. Фастфуд с трудом вязался с концепцией натуральных продуктов, которым в нашем регионе всегда отдавалось предпочтение. Тем не менее, взвешенный компромисс был найден — всё-таки такой крупный игрок рынка, как Макдональдс — это и весомые налоговые поступления в бюджет региона, и дополнительные рабочие места, да и поставщиками продукции для их кухни стали свои, проверенные компании (например, белгородский «Мираторг», поставляющий им свои мясные продукты). Сеть в регион запустили, предоставили все возможности для развития. И тут новость во всех федеральных СМИ — Макдональдс впервые закрывает свой ресторан в России.



Когда я озвучил эту тему в своем блоге, я написал: «У Белгородской области есть все шансы в очередной раз попасть в заголовки федеральных СМИ в любимом контексте «первый в России...». Именно так и получилось: уже в понедельник крупные СМИ выпустили статьи с заголовком «В Белгородской области впервые в России закроется McDonald’s». Об этом написали ТАСС, Российская газета, Лента.ру, Эхо Москвы, РЕН ТВ, Вести.Финанс и еще с полсотни информагентств. Можно было порадоваться своему чутью на рейтинговые инфоповоды и жить дальше. Но в опубликованных материалах меня зацепил комментарий Макдоналдса: «Да, мы закрываем своё заведение в Строителе, так как не договорились с собственником помещения по условиям аренды». Причем отдельные СМИ так и заявили: «Причина закрытия ресторана фаст-фуда – высокая арендная плата». Стоп, но ведь я когда писал свой репортаж лично звонил и в Макдоналдс, и в компанию, которая является собственником помещения. В Макдональдсе мне сказали, что закрытие не планируется. Получается, что солгали! Ложь я не переношу паталогически. Это заставило меня еще раз вернуться к теме закрытия и разобраться в ситуации более основательно.

Спустя три дня после публикации поста мне на почту пришло письмо от директора по связям с общественностью Макдоналдс в России. В письме была озвучена позиция компании: ООО «Макдоналдс» после длительных переговоров был вынужден принять решение о расторжении договора аренды с  ООО «ЮСП Девелопмент Строитель» в связи с отказом арендодателя придти к взаимоприемлемым условиям дальнейшего сотрудничества. Еще через два дня тема «закрытия» появилась в СМИ. В ответном письме я попросил подтвердить либо опровергнуть информацию, озвученную мне в телефонном разговоре с представителем ООО «ЮСП Девелопмент Строитель», что с их стороны начиная с января 2015-го года стоимость аренды помещения была снижена на 50%. В течении недели я так и не получил ответа на свою просьбу.

Тогда я решил еще раз связаться с компанией-арендодателем, чтобы хотя бы они смогли предоставить подтверждение своих слов. Мне была назначена встреча, на которой многие вещи стали очевидными. На мой субъективный взгляд, Макдоналдс своими действиями решил подставить всех: и представителей малого бизнеса, и руководство города, и рядовых жителей, и главу региона. Просто потому, что они — «большая компания», и в регионах им всё можно. Объясню на пальцах:

Представьте что вы — владелец фирмы, которая занимается строительством нежилых объектов. Автосалоны, торговые центры, рестораны быстрого питания. И вот среди ваших заказчиков появляется один из ключевых игроков рынка — корпорация-гигант Макдоналдс — и предлагает вам построить здание для их ресторана. Это — огромное везение: крупная, хорошо известная компания, со своей сложившейся репутацией. Все ваши сомнения на счет успешности сделки развенчивают профессиональные маркетологи этой компании, которые обрисовывают все плюсы грядущей сделки. Минимальная выручка ресторана этой сети — порядка 10 млн. рублей в месяц, а на конкретное заведение в Строителе дается прогноз - месячный оборот 12-14 миллионов. Из этой суммы вам, как собственнику помещения, будет причитаться 5%. Соответственно, за семь лет затраты, вложенные вашей строительной фирмой на возведение ресторана, окупятся. Договор аренды заключается на 20 лет. То есть первые семь лет надо будет потерпеть, а дальше еще как минимум тринадцать вы будете в плюсе.

Тут надо отметить еще пару моментов. Во-первых, 5% — величина плавающая. Когда-то оборот у заведения больше, когда-то меньше. В этих случаях в договор все-таки надо закладывать какую-то минимальную цифру, которая позволит вам хотя бы выполнять свои долговые обязательства. Это называется «условие фиксированной арендной платы» — сумма, ниже которой не могут опускаться эти самые 5%. Это условие — залог еще больших гарантий успешности вашего взаимодействия. И вот вам, значит, говорят — минимальный оборот наших ресторанов — 10 млн. рублей в месяц. Вы отсчитываете от них 5% (500 тысяч рублей) и понимаете, что даже в самый голодный год сможете эти 500 тысяч занести в банк, чтобы погасить кредит, который вы взяли на стройку. Второй момент — это тот факт, что Макдоналдс — компания американская, а значит, все рассчеты с ней у вас будут идти в долларах. То есть отсчитывать 5% нужно не в рублях, а в зеленых. Исходя из этого, «фиксированная арендная плата» находится на уровне 12 900$.

Предложение дельное. Репутация компании отличная — шутка ли, за 25 лет работы в России Макдоналдс не закрыли ни одного своего заведения. И вот вы, владелец строительной фирмы, соглашаетесь на сделку. Строить здание будущего ресторана нужно, естественно, по проекту Макдональдса — в соответствии с их потребностями. Хорошо. Затраты на строительство необходимого объекта составят порядка 50 миллионов рублей. Вы идете в банки, берете там кредиты. Согласовываете проект с администрацией города. Согласовываете строительство с Росавтодором (трасса М-2 в федеральном ведении). Строите здание. Благоустраиваете территорию вокруг («социально ответственный бизнес» — бренд Белгородчины). Торжественно, вместе с мэром города открываете новый ресторан, который внесет заметный вклад в развитие города, пополнит местную казну и предоставит рабочие места для пятидесяти человек. Отлично! Заведение работает, вы получаете свои 5% от оборота заведения за аренду (около 800-900 тысяч рублей), часть этих денег относите в банк, гасите кредиты, и размышляете, что пройдет каких-то семь лет и вот это здание, построенное вашей фирмой, начнет приносить прибыль. Супер.

Проходит пять месяцев. Трасса М-2 становится тупиком — Украина на замке! Доллар рвется вверх — 50, 60, 70! Вы, владелец строительной фирмы, получаете предложение от своего партнера, корпорации-гиганта: Давай, дорогой партнер, мы отменим условие «фиксированной арендной платы», и просто будем считать 5% от нашего сегодняшнего оборота? Кризис, поток посетителей упал, сам понимаешь... Вы слегка офигеваете, и говорите: Ребята, ну как же так? А как же прогнозы ваших маркетологов? В конце концов, у меня ж долговые обязательства, я с вас деньги за аренду беру и в банк их отношу... Понимаю, кризис, все дела, ну давайте вы мне по минимуму будете платить, фиксированные полмиллиона, чтобы я кредит свой гасил?

Что делает ваш партнер в этой ситуации? Присылает уведомление о расторжении договора аренды в одностороннем порядке! Мужик, — как бы говорят они тебе, — мы просчитались, всё фигня, мы уходим. Нас не волнуют твои долговые обязательства, нас не волнует то, что ты строил здание исключительно под нас. Ничего личного, только бизнес! — Но вы же ни разу не закрывали свои заведения в России! Вы не можете так поступить! — Можем. Если что, скажем всем, что ты подставил нас со своей арендой. Мы - большие и известные, нам поверят. А ты вообще никто. Утрированно, но суть такова.

Вы начинаете идти на уступки. Сначала вместо привычных 800-900 тысяч рублей в месяц соглашаетесь на минимально приемлемые вам 550 тысяч. Но партнера это не устраивает. Он твердо стоит на 5% от оборота и исключении из договора пункта об «фиксированной арендной плате». Но при нынешнем обороте 5% — это 100 тысяч рублей! При такой отдаче для вас, как для вложившегося в проект застройщика, срок окупаемости объекта растягивается до 50-ти лет! Да и опять же — долговые обязательства никто не пересмотрит для вас. Затем, в попытках найти компромисс, вы предлагаете зафиксировать стоимость доллара на уровне 38 рублей, какой она была в момент заключения договора (при том, что на дворе начало 2015-го и курс дико рванул вверх). При таком варианте «фиксированная арендная плата» составит 490 тысяч в пересчете на рубли. Чем отвечает ваш партнер? Присылает уведомление о том, что в ближайшее время демонтирует всё своё оборудование из построенного вами помещения. Даже вытяжку выдернет, оставив зиять в потолке здания дыру. И вот в этот самый момент вы наконец-то осознаете, что вас просто-напросто кинули...


Собственно, этот отчасти абстрактный пример, который я привел вам выше — и есть расшифровка фразы «ООО «Макдоналдс» после длительных переговоров был вынужден принять решение о расторжении договора аренды с  ООО «ЮСП Девелопмент Строитель» в связи с отказом арендодателя придти к взаимоприемлемым условиям дальнейшего сотрудничества». Неприемлимыми для Макдональдса оказались условия, под которыми они сами изначально подписались. В кризисный момент вместо того, чтобы пойти на взаимные издержки, они предпочли по сути «кинуть» своего партнера.


Более того, «кинули» не только застройщика. Ситуация могла бы остаться лишь историей спора двух хозяйствующих субъектов, а мои вышеизложенные доводы походили бы на лоббирование интересов одной из участвующей в нем сторон. Но лично я вижу эту историю глобальнее, как удар по интересам региона. Во-первых, давайте посмотрим на ситуацию с позиции главы администрации Строителя. Сергей Михайлович Бавыкин, с которым мне довелось общаться, оказался в ситуации, аналогичной застройщику, с той лишь разницой, что интересы его измеряются не деньгами, а планами по развитию городской территории.

Во-вторых, вспомните цитату из интервью нашего губернатора изданию «Культура»:

Культура: Среди мифов о Вас есть и такой: якобы Вы не допустили в область «Макдоналдс». И вот с удивлением наблюдаю по дороге «Макдоналдсы». Их немного, но они есть.
Савченко: Более того: сейчас, когда на них повсеместно пошли гонения, я сказал своим замам: никаких проверок и оргвыводов по политическим мотивам. Если все нормально, пусть работают.
Культура: Вы вроде бы не из тех, кто должен поощрять заморский некачественный фастфуд.
Савченко: Не думаю, что он менее качественный, чем наш. Фастфуды все вредные. «Макдоналдс» привнес к нам сетевую культуру, культуру обслуживания, почему я должен быть против? Я смотрю, как наши рестораны налоги платят и как — «Макдоналдс». У них в три — пять раз выше показатели. Наши умеют прятаться, а у этих чисто...

Поддерживаешь интересы компании, ставишь их в пример другим предпринимателям, а что получаешь в ответ? Пятьдесят уволенных работников, голую коробку здания при въезде в один из самых благоустроенных городов и прецедент по факту того, что завтра точно так же могут поступить с собственником любого другого помещения сети ресторанов на территории Белгородской области.

Зачем Макдональдс поступает так? Не знаю. Неужели для компании с миллиардными годовыми оборотами сумма в 350-400 тысяч рублей в месяц становится принципиально неподъемной? Да, кризис, да, трафик на Украину упал. Но должны же быть какие-то более глобальные стратегические планы. Зачем подставлять под удар свою репутацию, терять доверие к компании со стороны руководства региона, в конце концов, зачем подставлять малый бизнес в лице застройщика, оставляя его один на один с долговыми обязательствами? У меня нет ответа на этот вопрос. Остается лишь обновлять почтовый ящик в ожидании письма от компании Макдоналдс, с рассчетом на то, чтобы услышать их официальную позицию по этой неприятной теме.



Comments for this post were disabled by the author