Михаил Койнов (mkoinov) wrote,
Михаил Койнов
mkoinov

Как я жил на прожиточный минимум

«Есть у революции начало, нет у революции конца!». Я в феврале решил проверить себя, и продержаться месяц на прожиточный минимум. Начало истории здесь. Вопреки мнению некоторых, я не хотел делать из этого некое шоу - мне было интересно понять для себя, на что я трачу деньги и как-то оптимизировать свои расходы.



Побудили меня на этот поступок две вещи. Во-первых, с января начал записывать все свои расходы. К концу месяца получилось, что расходы мои составили около сорока тысяч, причем из этой суммы семь с половиной тысяч ушли на разнообразные кофейни и фастфуд. А тут (и это во-вторых) мне на глаза попалась новость, в которой говорилось, что уровень прожиточного минимума в Белгородской области составляет как раз эти семь с половиной тысяч. Мне стало совестливо и гадко на душе, я сразу вспомнил про студенческие годы в общаге, про лихие девяностые, и решил, что я зажрался. И что мне непременно нужно как-то себя вести поскромнее. Вот тут и пришла мысль - попробовать прожить месяц на те самые 7,5. А чтобы уже через сутки не соскочить с этой скользкой дорожки, я решил проанонсировать свой «месяц экономии» в блоге - и действительно, это сработало - каждый день кто-нибудь из знакомых своим вопросом «Ну как твой эксперимент?» напоминал мне, что я нахожусь в режиме ограниченных средств.

С того момента, как я сел на диету в «200 рублей в день» прошло уже гораздо больше месяца, и я периодически слышу вопросы «Ну что, получилось?». Моя Наташа мне каждую неделю напоминает, что стоило бы написать итоги для всех, кому это было интересно, но я каждый раз нахожу сотню веских причин, чтобы не сидеть над блогом. Но вот сейчас тот момент, когда я все-таки решил поделиться с вами, как я жил на прожиточный минимум.

Подготовка

С самого начала я понимал, что кандидат на проведение
«идеального эксперимента» я так себе. Чтобы позволить себе роскошь жить на 7500 в месяц в Белгороде человеку, который в этом городе даже не прописан (а, соответственно, не имеет собственной жилплощади), нужно будет исключить из списка расходов все средства на жилье - иначе с первого же дня эксперимент будет провален, еще и с уходом «в минус». Поэтому я упростил себе задачу - разделил искомую сумму на 30 дней и решил, что на получившиеся 200 рублей в день я должен буду обеспечивать себе питание, передвижение по городу и попутные расходы.

Тут возникла вторая проблема - я живу не один, а вовлекать любимого человека в режим голодовки напару со мной показалось мне не гуманно. Благо, вместе мы только завтракаем и ужинаем (и то не всегда), а подавляющую часть времени в сутках проводим раздельно.

И вообще, тема питания стала краеугольной во всем эксперименте. Теоретически можно было перейти на приготовление каш, супов и прочих  экономно-питательных вещей, которые мне насоветовали многие знакомые, узнавшие о моём эксперименте. Проблема была в том, что подавляющую часть времени я провожу вне дома, и, соответственно, питаться гречкой или рыбными консервами в разъездах весьма проблематично.

В поисках решения я провел первую неделю марта, обойдя многие гипермаркеты в поисках дешевой, но устраивающей меня еды для режима
«питания на ходу». Попутно я вел мониторинг: прочитал, какие продукты и в каких количествах входят в продовольственную корзину (из которой расчитывается прожиточный минимум) и выискивал их на полках магазинов, сводя потом в табличку, дабы уяснить, какие магазины в Белгороде дешевле.

В итоге было принято единственно верное для меня решение: часть средств пустить на еду для дома, часть оставить на какой-нибудь полноценный обед вне дома, а с собой в течение дня возить самодельные бутерброды для
«питания на ходу».


Переход к полноценному эксперименту

Когда все технические формальности были мной решены, наступило время сделать эксперимент максимально приближенным к реальности.
Кстати, тут считаю важным добавить, что не смотря на то, что экспериментировать приходилось на ходу, с самого первого дня февраля я четко придерживался графика «200 рублей в день». На практике это означало, что я просто перестал ходить по любимым кофейням и «Макдональдсам».

И вот наступил очередной понедельник, с которого должна была начаться моя жизнь «по минимуму». Утро, завтрак, бутерброды в дорогу. От перемещения по городу на машине было решено не отказываться, мотивируя это тем, что в перерасчете на бензин путь от дома до офиса получался дешевле, чем на общественном транспорте. Причина в том, что прямого автобуса без пересадок нет, а это значит, что дорога в оба конца выходила в 60 рублей за 12 километров (в пересчете на бензин выходило, что на машине за то же расстояние платишь около 45 рублей).



Утро, пробки, дорога в офис - типичная романтика российских городов. В эти прекрасные моменты я был в полной уверенности, что продержаться в таком режиме в течение месяца - вполне посильная задача. Думаю, что для людей с фиксированным графиком это действительно под силу. Первое время эксперимент именно так и шел - я старался минимизировать свои встречи, пользовался любой возможностью сэкономить на проезде (например, отправляться в поездки по городу с кем-либо из деловых партнеров) либо вообще ходил по городу пешком. Питался заготовленными заранее бутербродами, посещал бюджетные столовые (да, за 70-80 рублей можно неплохо пообедать не только где-нибудь в производственной столовой на Крейде, но и в здании областной администрации). И даже не отказывался, когда кто-то предлагал угостить меня чашкой кофе.




Что-то пошло не так

Такой режим мог бы продолжаться довольно долгое время, если бы я не понял, что экономия хорошо сказывается на моем бюджете, но плохо - на рабочей активности (а значит, в итоге, это всё равно плохо для бюджета). Быть барашком в стойле - неплохо, но не для меня. А волка кормят ноги. Мои поезки по городу увеличились, увеличилось количество встреч, а, соответственно, и расходы. Отчасти спасали выходные дни, на которые можно было списать часть расходов. Ну то есть субботу-воскресение можно провести дома, тем самым накопив на бензин. Но денег все равно стало катастрофически не хватать. И, как всегда бывает со мной в таких случаях, экономия началась на еде.

Очень часто, чтобы не потратить ничего лишнего, я осознанно выезжал утром из дома, имея всего 200 рублей в кармане. И бывали такие случаи, когда, например, у тебя в 11 утра переговоры в каком-либо заведении. В ходе разговора ты заказываешь себе какой-нибудь яблочный фреш, как того предполагает встреча, а после осознаешь, что на оставшийся день у тебя в кармане 45 рублей. А бутербродов в машине нет, так как на них ты уже тоже экономишь.

Бывали дни, когда всё, что я съедал в промежутке с восьми утра и до восьми вечера, оказывалось одним-единственным бутербродом
«Славянский» из «Оранжевого острова». Но даже не это ставило под сомнения рациональность проведения моего эксперимента.

К концу февраля у меня начались какие-то проблемы с самочувствием. Казалось, что моё сердце меня подводит. Нет, я не списывал это на мой эксперимент - скорее, на стрессовую обстановку или что-то еще. Промаявшись все выходные с учащенным сердцебиением, затрудненным дыханием и мыслями о том, что мне пришел конец, а я так мало в своей жизни еще сделал (Наташа говорит, что я - ипохондрик), в понедельник я первым делом обзвонил все кардиологические центры, и договорился на прием с теми, кто быстрее всего сможет меня принять.



Уже ко вторнику я был записан на прием, где мне сделали кардиограмму (300 рублей), УЗИ сердца (700 рублей) и поставили на сутки холтер (800 рублей), который фиксировал работу моего сердца в течение суток. 1800 рублей за обследование совершенно не вписывались в мою программу «прожиточного минимума», но в тот момент, наставив себе кучу всяческих смертельных диагнозов (ипохондрик же), я меньше всего переживал об успешности своего эксперимента.

Как и следовало ожидать, по результатам обследования я оказался здоров, а все симптомы, тревожившие меня в течение последней недели, доктор списал на стресс, усталость и плохое питание. Надо ли говорить, что на радостях по случаю чудесного исцеления, был устроен торжественный поход в паб, который окончательно ознаменовал окончание «режима экономии», продлившегося в моем случае около трех недель.


Здесь должны быть какие-то выводы

Что дали мне эти три недели экономии, чему научили, какие выводы я сделал? Стал ли я меньше тратить, научился ли рациональнее расходовать деньги, экономить на продуктах?

Эксперимент лишь подвердил все догадки, которые были у меня ранее. Жизнь гораздо сложнее, чем это просчитывают статисты в кабинетах. Я понимаю, что сумма в 7500 рублей нужна для каких-то расчетов, планирования экономики, но мне трудно представить в реальности какую-то семью, идеально вписывающуюся в эту модель. Ведь у кого-то кредиты, у кого-то - съемное жилье, есть люди, тратящие много денег на лекарства. А коммунальные тарифы, которые растут с каждым годом? Так что верно говорят: хочешь жить - умей крутиться. А цифры - это сухая статистика.

Как и большинство россиян, я умею экономить. Спасибо детству в деревне, в девяностые, на мамину учительскую зарплату. Проживу ли я без кофеен, макдональдсов и яблочных фрешей? Три недели потестировал себя, и вспомнил, что проживу. Но все-таки главный вывод, который я сделал для себя задолго до этого эксперимента, в ходе него еще раз подвердился: нужно не тратить меньше, а зарабатывать больше. Чего я нам всем и желаю!

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author